Я здесь и сейчас. Интервью с ведущим артистом Хабаровского краевого музыкального театра Михаилом Ушаковым | Хабаровский краевой музыкальный театр

Я здесь и сейчас. Интервью с ведущим артистом Хабаровского краевого музыкального театра Михаилом Ушаковым

Я здесь и сейчас

Интервью с ведущим артистом Хабаровского краевого музыкального театра Михаилом Ушаковым

     Добрый, простодушный, сметливый, лукавый, благородный, мечтательный, манерный, разухабистый, циничный, надменный, алчный, туповатый, трусливый - это очень краткие определения сущностей героев Михаила Ушакова. Тони в «Мистере Икс», Бывалов в «Волге-Волге», капитан НКВД Миляга в «Самолете Вани Чонкина», скоморох Бесомыка в «Девичьем переполохе», Семка в «Бабьем бунте» - в их характерах все очень обычно, по-человечески понятно. Но с позволения сцены все означенные черты становятся суперяркими, очень четкими. Следует лишь учитывать, что сцена далеко не каждому артисту позволяет быть таким обычным, разным и понятным. И, вероятно, не стоит так уж доверять простоте высказываний человека, который, беседуя с тобой, не перестает иронизировать в свой адрес. Его знают, поскольку на сцене он уже больше десяти лет. Как у талантливого артиста у него есть почитатели. Самое время задать Михаилу Ушакову несколько вопросов.
 

     Немало людей к своей профессии подходили с детства. Помнишь, как у Агнии Барто: «драмкружок, кружок по фото, да еще и петь охота»? Как было в твоем случае?

     В моем случае так оно и есть.
 

     А подробней?

     В детском саду пел уже. Даже фотография где-то есть. Солировал! Как сейчас помню… В белой рубашечке, черных шортиках, колготочки! Все как положено. Про папу пел: «Папа может быть кем угодно, только мамой не может быть!». А в первый класс когда пошел… Это же сколько лет назад-то было? Двадцать шесть! В общем, пошел в первый класс, и где-то в первую учебную неделю к нам в класс зашли педагоги Дворца детского и юношеского творчества г. Анадырь (где я и жил тогда). Пришла руководитель театральной студии Детского музыкального театра (так он тогда назывался) и спросила: «Кто хочет петь и играть на сцене?». Я самый первый поднял руку, меня самого первого туда забрали, и потом я в этой студии занимался даже после окончания школы. Четырнадцать лет там был. Я там был гла-а-авный! Я там был как у нас в театре Игорь Евгеньевич Желтоухов. Мэтр. Народ в студии менялся, а я оставался. Уже четыре года после школы работал и все равно посещал студию, выступал, ездил вместе с ними на гастроли. А потом Нина Владимировна Капилиович, Царство ей небесное, подготовила меня для поступления в институт, в Хабаровск.
 

     А где ты работал сразу после школы?

     Когда я закончил школу (а у нас было профобразование), у меня уже был поварской разряд - самый маленький. Я не поступил в Воронеже в Институт культуры. Просто тогда учиться не хотел, после десяти лет школы мне эта учеба никуда не лезла, и, честно говоря, поступать не хотелось. Вернулся и два года отработал в столовой в своей анадырской школе. По ходу дела окончил курсы бухгалтерские. Маменька у меня бухгалтер, она меня на эти курсы и отправила. Получил бухгалтерское образование для малого и среднего бизнеса. Потом поехал в отпуск в Москву и отучился  еще на высший поварской разряд.  Приехал назад, уволился из столовой и со всеми дипломами пошел к маменьке в больницу работать - в бухгалтерию. Она у меня тогда была начальником материального отдела, у них там компьютеры как раз только начинались. Проработал полтора года. А потом еще полгода в Дворце детского и юношеского творчества - педагогом-организатором досуговой деятельности старшеклассников. Это работа - вообще повеситься можно. Не очень мне это все дело нравилось. И я приехал в Хабаровск поступать в институт. У меня с собой было гарантийное письмо из министерства образования Анадыря - что я здесь отучаюсь, они за меня платят, и я возвращаюсь. То есть, я бы в любом случае поступил. Но я поступил сам. Еще и на бюджет, еще и стипендию получал.
 

     То есть ты не воспользовался гарантийным письмом?

     Нет, я не воспользовался никакими письмами. Оно ведь у меня не одно было. Были еще и другие какие-то. Поступил целиком и полностью сам и на третьем курсе института попал в театр.
 

     А близкие как отнеслись к тому, что ты надежные профессии повара и бухгалтера поменял на профессию артиста? Я без иронии спрашиваю.

     Поскольку я с детского сада в артистах,  для них наоборот было шоком, что я куда-то еще рванул сначала.
 

     Американский комик Лени Брюс сказал: «Побудительный мотив любого артиста: «Ну, посмотри на меня, мама!». Тебе такой мотив знаком?

     Да, конечно. Ну а кто еще? Посудите сами! Друзья, знакомые, оценивая тебя на сцене, могут не только похвалить, но и сказать что-то неприятное. Единственный человек, который все скажет тебе так, что это будет и замечанием, и, в то же время, необидно, это только мама. В любом случае - с любовью, с радостью и гордостью.
 

     С какого года в Хабаровском музыкальном театре?

     С 1999-го, в этом году будет одиннадцать лет.
 

     Среди артистов есть расхожая фраза: «Работа в театре имеет много общего с безработицей». К тебе ее применить сложно. В действующем репертуаре театра, а это - почти три десятка спектаклей, я нашла лишь четыре, в которых ты не занят. Получается, что ты работаешь абсолютно во всех жанрах. Тебе самому, что больше нравится: классика, музыкальные комедии, мюзиклы? Что тебе ближе?

     Театр. Оперетта, мюзикл, драма, трагедия, комедия - все.
 

     А в дипломе как твоя специальность сформулирована?

     Актер театра драмы и кино.
 

     А с какого боку тогда музыкальный театр?

     Ну не зря же я же был Анадыре студийцем Детской образцовой оперетты «Фея»! А вокальные данные куда девать? Я же рассказывал - в детском садике еще пел! Снегурочку даже пел как-то. Так волновался, так волновался. А если серьезно, задатки все же были. Не особенно я их, конечно, развивал…
 

     Тем не менее, тебе комфортно быть артистом музыкального театра?

     Пока не выгнали.
 

     Говорят, что творческие люди, когда занимаются этим своим творчеством, буквально могут не спать ночами - писать музыку, искать рифмы или создавать сценический образ своего героя, то есть роль. Бывает ли это с тобой?

     Нет, работа есть работа. На работе - работаю, дома - отдыхаю. Единственное, что я могу себе позволить - перед спектаклем, особенно таким, где много диалогов-монологов, проговорить их про себя. Как, к примеру, в спектакле «Седина в бороду - бес в ребро». И потом, когда возвращаюсь после спектакля домой, иду до остановки, могу проанализировать сделанное на сцене. На автобус сел - все! Забыл.
 

     А как на стадии подготовки спектакля, перед премьерой? Или в музыкальном театре все иначе - выучил роль, отрепетировал с оркестром, надел костюм, вышел, сказал текст, сносно спел - и никаких мук?

     Честно, говоря, я об этом не задумывался. Если можно так сформулировать, организм как-то сам все создает. Воспринимайте, как хотите, но вот было со мной несколько раз очень явно нечто такое, что в этом убеждает. Мой дебют в институте, например, так происходил. Когда я поступил, пятый курс ставил дипломный спектакль, и меня взяли на ма-а-аленькую ролюшечку. И вот уже на премьере, на показе у меня было такое ощущение, что вот мое тело - вот оно все, а разум мой находится где-то в полуметре от тела. И я со стороны смотрю, как оно двигается. А кто им управляет, я не знаю. Восторг был полнейший. Случается, что это вот состояние и сейчас в театре пробивает. И поэтому я особенно не заморачиваюсь поисками образа. Я - здесь и сейчас. И все. Вот сегодня у тебя такое настроение, завтра - другое. А образ вроде как один, и под штамп этот как играть? Все равно будет накладываться отпечаток собственного восприятия здесь и сейчас. Предлагаемые обстоятельства для меня не меняются. Меняется внутреннее восприятие на сегодняшний день моей жизни. И соответственно, это привносится в образ, в роль.
 

     Все же были у тебя роли, которые давались трудно?

     Да. И этот спектакль я не играю. «Брак по-американски». Я отыграл его два раза - первый и последний.
 

     Два раза за один выход на сцену?

     Именно. Первый и последний. Я вышел, отработал. Сказали: «Миша, все, в принципе, в порядке, но надо еще добавлять, добавлять…» И больше я туда не ходил. И не очень жалею. Не мое.
 

     А как было с последней работой - главной ролью Бывалова в мюзикле на музыку Дунаевского «Волга-Волга»?

     Честно рассказать? Заболел! Заболел заслуженный артист России Владлен Вячеславович Павленко.
 

     Как бывает в водевилях?

     Да, случайность. Коллизии водевиля. Заболел Владлен Вячеславович. А я в его гримерке, сижу с ним рядышком. Спектакль видел. Еще и работаю в нем. Ну и все. И быстренько, буквально за четыре репетиции оно все и выросло.
 

     Да, действительно, быстренько. Вышел - и сразу все получилось Успех!

     А вот, что там уже получилось - это не ко мне. Я, честно говоря, и не знаю. Иной раз стоишь на сцене и думаешь: «Ну и что тут такого?», а народ в зале восхищен. Бывают такие вот странные моменты.
 

     А для тебя в чем критерий успеха? Когда ты считаешь, что спектакль успешен?

     Когда я иду из театра до остановки, и у меня внутренний подъем. Чувство выполненного долга. Если хотите. Это не патетика. Успех - это когда ты чувствуешь - все хорошо, все отлично, удачно… Молодец, одним словом!
 

     Было ли в этой работе для тебя что-то новое? То, чего никогда не приходилось играть.

     Да нет, все уже приходилось - и танцевать, и петь. Наверное, к этой работе я уже был подготовлен. С детства.

     Еще одна красивая цитата для тебя. Дени Дидро говорил: «Актеры способны играть любой характер именно потому, что сами вовсе лишены его».  Согласен?

     Да, наверное, отчасти он прав. Отчасти.
 

     На мой взгляд, сильно отчасти.

     Нет, не сильно. Дело в том, что наедине с собою становишься самим собой. А когда появляется кто-то рядом, даже просто друзья приходят - это уже публика! Это глаза, которые на тебя смотрят. И уже надо сразу играть! Это ж надо быстренько создавать образ!
 

     Ну да, когда два человека разговаривают, а третий слушает - это уже театр. А еще бывает театр одного актера.

     Ой, ну это вообще - сказка переодетая.
 

     Тебе важно мнение окружающих о тебе? Насколько ты зависим от этого?

     Мне не важно, мне - интересно. Я ведь потом все равно буду делать все по-своему.
 

     Пришлось ли тебе для сцены в чем-то изменить себя как личность?

     Нет.
 

     Есть ли в тебе такая черта характера, от которой  хотелось бы  избавиться?

     Нет.
 

     Любимые партнеры? Насколько для тебя важно само понятие «партнерства»? Насколько от партнера зависим?

     Конечно, хочется, чтобы твои слова, которые ты произносишь на сцене, звучали не впустую, не в пустую голову влетали, а чтобы была отдача какая-то от партнера. Чтобы не ты вез его на себе, а вместе все создавали, прямо вот вместе, здесь и сейчас. Редко-редко, но все же это случается. Это очень редкий подарок. Вот последний случай такого сотворчества - это спектакль «Берегите мужчин» - последний показ. В смысле партнерства идеально все прошло. Все следили друг за другом, поддерживали, подсказывали, помогали. Любимые партнеры это - Сергей Суворов, Людмила Блок, Юлия Лакомая, Владлен Павленко.
 

     Это потому что ты их давно знаешь и понимаешь каждое их движение не только на сцене, но и в жизни? Или, если сойдутся звезды,  взаимопонимание может родиться с любым партнером?

     Это запросто может произойти. Вот Татьяна Петренко (хотя мы с ней не так часто бываем на сцене партнерами). С ней очень комфортно работать, я в ней уверен. Это очень важно, когда в партнере уверен. Это мобилизует, и возникает интерес - а что дальше, дальше что?
 

     Какие театральные правила, на твой взгляд, нельзя нарушать? Есть ли вообще такие правила?

     Конечно. Кулисы, занавес должны быть свинцовыми.
 

     То есть?

     Да я говорю об элементарных вещах. Они не должны колыхаться, развеваться. Но есть и этические правила. Хотя это правила общечеловеческие, которые должны быть в ходу и в театре.
 

     А должны ли у театра быть тайны от зрителя? «Таинство сцены» - это красивые слова или необходимая реальность? Что входит в область таинства?

     Театр - это производство. Соответственно говоря, всю кухню - как что готовится, зритель видеть не должен. Он должен видеть конечный результат. Только его.
 

     Что бы ты хотел осуществить из того, что еще ни разу не пробовал в своей жизни?

     С парашютом прыгать не хочу. Я очень сильно боюсь высоты. Никогда в жизни раньше не ездил на горных лыжах, вот попробовал, поездил - очень понравилось. Может быть, еще с аквалангом нырнуть? И с ружьишком по лесу погулять? Можно было бы попробовать.
 

     А дерево посадить, сына родить?

     На эту тему думал, но пока как-то довелось.
 

     Кто твои друзья: они из театральной среды, или ты охотней общаешься вне театра?

     В основном, из театральной. Я же здесь живу. Есть какие-то связи с Анадыря, редко встречаемся, конечно, но иногда встречаемся. Один из таких друзей педагог-историк. С одногрупниками встречаемся. Но в основном - театр.
 

     Чего хотелось бы от жизни?

     Спокойствия. Четкости. Полной уверенности в том, что ты будешь делать завтра, и где ты будешь завтра.
 

     Но с твоей профессией это ведь просто исключено.

     Это правда, в этом все и дело. Но когда вдруг наступают такие моменты… Например, расписание занятости в спектаклях и репетициях вывешивают на три дня вперед, ой, как хорошо становится! Уже все про себя на эти три дня знаешь: с кем ты встретишься, какое количество времени у тебя имеется на твои дела.
 

     Артисты, звезды зарубежья и российские, достигшие финансового благополучия, бывает, открывают рестораны. Тебе было бы интересно этим заниматься?

     С удовольствием! У меня даже есть название - «Будунок».
 

     Для тех, кто «с будуна»?

     Ну да, потому и работать будем с восьми утра до трех часов дня. Даже есть уже в задумке некоторые блюда. Отбивная «Портал». Коктейль «Гавайи» - это вот должен быть шедевр, на мой взгляд. Представьте стакан, обсыпанный по краю солью. На дне лежит красный соленый помидор, и залито все это дело рассолом, а сверху воткнут зонтик укропа. Разве это не «Гавайи»? Зонтик укропа - пальма, рассол - море, помидор - солнце заходящее. Не надо мудрить с ассоциациями - все на поверхности.
 

     Есть очень много высказываний о том, что такое жизнь. Анна Герман вывела близкую для служителей театра формулу: «В жизни, увы, все совершается без репетиций». У тебя есть свое резюме на эту тему?

     Да. «Бояться - глупо». И это я услышал и увидел в фильме «Достучаться до небес» Томаса Яна. Там эта фраза прозвучала в диалоге двух людей, больных раком, которым осталось жить каких-то четыре дня. Их уже фактически не должно быть, но они такие приключения устроили себе за это время. Так вот один из этих двоих сказал другому, увидев его курящим: «Что ты делаешь! Курить же вредно!». А тот ответил: «Ты сам-то понял, что сказал? Бояться глупо!».

Галина Долинина

Из досье «ХН»

Ушаков Михаил Васильевич - ведущий артист Хабаровского краевого музыкального театра. В этом сезоне Михаила Ушакова можно увидеть в спектаклях: «Аристократы поневоле», «Берегите мужчин», «Веселая вдова», «Волга-Волга», «Даешь бабе ласку», «Девичий переполох», «Летучая мышь», «Любовный напиток», «Мистер Икс», «Ночь в Венеции», «Прости мои капризы!..», «Самолет Вани Чонкина», «Седина в бороду - бес в ребро», «Сильва», «Ханума», «Цыганский барон», «Черт, Солоха и любовная суматоха», «Муха-Цокотуха».
 

«Хабаровская неделя» 5 - 11 марта 2010
 

Связанные материалы:

 
Версия сайта для слабовидящих
Обычная версия сайта
 
Яндекс.Метрика
Наверх