Хабаровский музыкальный театр: Цыганская игра в лабиринт

Хабаровском музыкальном театре новый, 93-й сезон открыли арт-проектом и премьерой оперетты Штрауса

Краевой музыкальный театр меняется, а, значит, есть жизнь в этом, пожалуй, самом намоленном хабаровском театре. Можно бесконечно спорить об актуальности, о традициях, но чего не отнимешь, так это легкость праздника, которая сродни пузырчатой сладости хорошего советского шампанского.

Извечное театральное «Чем же будем удивлять?» в новом, 93-м сезоне не оставило сомнений: удивление будет, так же как аплодисменты, споры и восторги. Куда же без этого? Всякая жизнь неоднозначна.

 

Восторг первый. Лабиринтовый

В преддверии премьеры оперетты Иоганна Штрауса «Цыганка и барон» в Музыкальном театре на третьем этаже открылась персональная выставка одного из самых необычных хабаровских художников Андрея Тена. Если быть более точным, именно с этой выставки стартовал проект «АРТпространство», который будет отдан на откуп хабаровским художникам. Конечно, можно обвинить  Тена, что он воспользовался служебным положением - все-таки главный художник театра - но истины в этом ни на обол. Во-первых, у Андрея скоро юбилей - 55 лет, а во-вторых, он невероятно талантлив. У его графики какая-то странная, скорее, сказочная энергетика, и переходя от работы к работе, вдруг чувствуешь, словно кто-то незримый начинает тебе рассказывать какую-то сказку. «Игра в лабиринт» - так называется выставка, состоящая из графики, инсталляций и арт-объектов. И все-таки это не похоже на отчет, все-таки это больше похоже на сказочную историю. Как ни странно, Андрей Тен согласен:

- Работы в разное время сделаны, но есть общие моменты, например, колокольчики.

- Где же находится этот сказочный мир?

- Не знаю, наверное, внутри меня. Это складывается из мировоззрения, жизненного опыта. В студенческие времена я по-другому рисовал. Все пазлы сложились после того, как я съездил в Париж в 2007 году. Раньше все было на маленьких листочках, почеркушечное такое. А после Парижа я стал делать картины. Ездил туда на два месяца от Союза художников, ходил по музеям. Там искусство на каждом шагу, весь Париж состоит из искусств. Кстати, мы проехали пол-Европы на машине. Получилось, что побывали на биенале в Венеции, документа в Касселе, посетили скульптурный проект в Мюнстереи, Арт Базель - это четыре проекта мирового масштаба. Поэтому я просто насмотрелся исскуства.

-Скоро юбилей…

- Стал ощущать, что мне не хватает времени.

- Восторгов с возрастом больше или меньше?

- Больше, конечно. Больше стал ценить жизнь.

- Не страшно было уходить из маленького Белого театра в огромный Музыкальный?

- Я, кстати, из Белого театра не ушел, я там остался. Этот театр для меня, как семья. Но там я не зарабатываю денег. Это на уровне любительства, любимое дело. А в Музыкальном театре - и любимое дело, и профессия. В Белом - маленькое пространство, в Музыкальном - большое.

- Почему в основном представлена графика, инсталляции, арт-объекты?

- Графика больше подразумевает эксперимент, мозги, а живопись - эмоции, чувства. Мне нравятся детали, какие-нибудь штучки.

- О чем мечтаешь?

- Хочу просто работать и получать от этого удовольствие.

Выставка Андрея будет продолжаться всю осень. Проект «АРТпространство» - это новая «питательная среда», к которой может прикоснуться каждый зритель, пришедший на спектакль или концерт в Хабаровский краевой музыкальный театр.

 

Восторг второй. Цыганский

Задолго до премьеры было известно, что в Музыкальном ставят Штрауса. И тут же в голове навязчивый органчик: «Я цыганский барон, я в цыганку влюблен». Ну и дальше: обилие перьев, стеклянных брулликов, в дешевом паричке примадонна в главной роли - вес под сто, возраст, ну, уж очень далеко не 16. Ну и, конечно, обилие разноцветных юбок, а поверх – трясущиеся не в такт груди. Есть и на такое традиционно-нафталиновое свой любитель в Хабаровске. Такой сказкой в свои времена лечили простой люд от ужасов пролетарско-барачного быта.

Время поменялось, да и люди. Сегодня подавай талант, искренность, мастерство… Да и сам материал должен быть проработанным, прожитым, незаштампованным.

- Нет перьев - нет Штрауса, - скрипели самые консервативные.

Слава Богу, что от такой «традиционности» отказались. В итоге - современное, красивое, стильное действо с гениальной музыкой Штрауса.

 

А на сцене – чудо костюмы от Натальи Сыздыковой и декорации от Андрея Тена. От китчевого цыганского «вырви глаз», Сыздыкова сохранила цыганскую характерность, а точнее, цыганскую вольницу. И все это - на фоне трех кибиток, в которые вмещается все – и цыгане, и венгерские бюргеры, и австрийская аристократия. И волей судеб, а может, благодаря картам Таро, закручивается сюжет. И сладка эта предсказуемость, и совсем не скучна, в первую очередь из-за музыки Штрауса.

Режиссер Дарья Пантелеева отнеслась к музыкальной составляющей трепетно, ничто не отвлекало от музыки, нестареющей, вечно актуальной, и, несмотря на очевидную легкость, такой сложной для исполнителей.

 

Конечно, премьерные показы прошли на подъеме с фирменной для этого театра легкостью и энергетикой. Хороши были практически все: и главный герой   Шандор Баринкай (Валентин Кравчук), и его возлюбленная Саффи (Рипсиме Сехлеян).

Стоит отметить и Кирилла Афонина в роли свиноторговца Коломана Зупана. Кстати, Кирилл принят в театр в этом году.

Две дивы - Татьяна Маслакова и Юлия Лакомая были хороши, легки и характерны. Блистательная Маслакова в каких-то моментах напомнила легендарную Татьяну Шмыгу.

  

Ну, и самое главное. Хор и танцоры, как правило, в традиционных спектаклях выполняют второстепенную роль. В этом же спектакле они - полноценные участники спектакля, пусть эпизоды, но сделаны классно, у каждого - свой характер, костюм, настроение, и в тоже время есть ансамблевость, да такая, что порой и не различаешь, где танцоры, а где певцы. И опять карты Таро. Сегодня – ты часть хора, а завтра станешь солистом, и это не главное. Главное – это народ, его ритмы и мелодии, воля, любовь и музыка.

 

Источник: Молодой дальневосточник XXI век

 
Версия сайта для слабовидящих
Обычная версия сайта
 
Яндекс.Метрика
Наверх