Дина Воронкова, блогер: И спеть, и станцевать Тургенева можно

Дина Воронкова, блогер: И спеть, и станцевать Тургенева можно

На «Первую любовь» в Музыкальный театр я шла... ну, скажем, осторожно, не очень понимая, как можно «спеть и станцевать» Тургенева. Плюс мешало, честно сказать, давнее предубеждение к этому театру: с некоторых пор я перестала тратить время на него, отчаянно не рекомендуя и знакомым: его постановки стали для меня олицетворением шаблонности и отсутствия глубины.

Ох, как приятно вдруг ошибиться: в Музыкальном случились хорошие такие перемены, пока я его откровенно избегала. «Первая любовь» - одна из трёх постановок, которые я увидела с начала сезона, и которая наконец не заставила меня пожалеть об увиденном.

Сюжет позвольте не пересказывать, от текста Тургенева автор либретто не отошёл, за исключением разве что небольшого эпизода - который, впрочем, позволил добавить драматический штрих к образу матери Владимира, главного героя. Тем интереснее было наблюдать, как постановщик Сергей Листопадов в рамках канонического текста смог развернуться, чтобы держать внимание зрителя все два с половиной часа.

Приёмы, позволяющие провести параллели с современностью, как по мне, не новы для Хабаровска, ну, или я привыкла к ним в другом театре: рок-запилы вживую, балет со смартфонами - не откровение, но хороший ход. Жаль, не удалось подслушать, как я люблю, в очереди за пальто, мнения почтенных завсегдатаев Музтеатра на этот счёт, но пусть привыкают к живому театру (решила я), тем более, что явного фырканья не раздавалось.

Теперь о героях, и даже не знаю, с кого начать. Владимир Лутовинов (Никита Туранов) - поначалу восторженный юноша, слишком восторженный, да ужас какой восторженный, тряхните его кто-нибудь, спасибо. Но чем ближе к финалу, тем меньше остаётся в нем патоки и тем больше появляется горечи: первая любовь жестока, как вы хотели, и сыграно и прожито всё по-настоящему. Княжна Засекина в исполнении Александры Бичуровой получилась... хотела сказать, слишком искушённой, но и у Тургенева она не такая уж невинная овечка, будем откровенны.

Безусловный теперь любимец моей Киры (ребёнок 11 лет от роду после «Первой любви» сказал фразу, не прозвучавшую и после «Спящей красавицы»: «Круто, ещё раз хочу посмотреть») - граф Малевский (Андрей Ярмошевич). Ревнивец, на глазах превратившийся в Мефистофеля, стал таким средоточием зла, что в его злодейство невозможно... не влюбиться: он вдохновенен и искренен до отвращения и восторга.

...Петра Васильевича Лутовинова сыграл Денис Желтоухов - и уже многое сказано, да? Сцена объяснения с Зинаидой - одна из самых сильных и пробирающих до костей. Хлыст здесь страшен и неудержим, как любовь человека, не привыкшего сдерживать себя в желаниях, но не он, конечно, пугает, а сила страсти мужчины, которым играет женщина. 

А вот от чего я затаила дыхание (и прослезилась моя соседка в возрасте, который принято считать целевой аудиторией Стаса, например, Михайлова, но идите к черту, тут любой бы разрыдался) - так это вот. Песня Марьи Николаевны Лутовиновой (Татьяна Маслакова), не ревнивой жены, вечно страдающей от реальных и предполагаемых измен мужа, женившегося на ее деньгах, не матери семейства в невзрачно-благородных нарядах, но женщины несчастной и страстной. Женщины в ярких - красных, страстных - одеждах, женщины, пригвожденной к позорному столбу и у того столба поющей незамысловатую песню о несчастной кукушке. Песню, рвущую сердце в клочки: первая любовь бывает не только в шестнадцать, но всегда она жестока и отчаянна.

...Так что и спеть, и станцевать Тургенева, как оказалось, можно. И так можно, что полтора века - лишь условность, меняются только фасоны платьев и туфель, ну правда.

 

Дина Воронкова, журналист, блогер

 
Версия сайта для слабовидящих
Обычная версия сайта
 
Яндекс.Метрика
Наверх