Он знал о театре все... и даже больше

Его можно было слушать часами - гипнотизер, режиссер, философ, музыкант, драматург, поэт, свободно мыслящий человек и парадоксов друг. Его мозги постоянно работали. Он сочинял, придумывал, разыгрывал, ставил. И его всегда было мало.

Говорят, все забывается слишком быстро. Неправда. Редких людей забыть невозможно. 10 лет его нет с нами, но на каждом из нас осталась метина. У кого - шрам, у кого - глубокая рана, у кого - пятнышко. Мы все - меченые. Его талантом, его судьбой, его именем - Юлий Гриншпун.

 

ФАНТАЗИЯ ЕГО БЫЛА НЕИСТОЩИМА

Я помню его бледное, нервное лицо в ореоле седых волос в дверном проеме зрительного зала. Премьера. Режиссер смотрит спектакль - с незажженной сигаретой, стоя или присев на приступочку. Если спектакль идет хорошо, лицо его розовеет, глаза излучают радость и тепло, если что-то не так, он ежится, как от боли, убегает, возвращается, и все повторяется снова. Он мог репетировать весь день и всю ночь. А назавтра все, что придумал вчера, отправлял «к чертовой матери» и начинал придумывать что-то новое. Фантазия его была неистощима. При этом он умел слышать другого. Потому что театр никогда не имеет единственного решения - всегда можно найти десяток других.

Утверждение - режиссер, автор спектакля, ни у кого сегодня не вызывает возражения. Но какой парадокс, именно в последние годы состояние режиссуры вызывает тревогу. Именно теперь редко в каком театре артисты удовлетворены режиссурой. Но как только появляется лидер, талантливый человек, владеющий этой профессией, и работать интересно, и репетиции изобретательны и артисты хороши.

Таким был для всех, кто его знал, заслуженный деятель искусств, народный артист Украины Юлий Гриншпун.

Профессиональный пианист. Выпускник Одесской консерватории и аспирантуры при Ленинградской консерватории Гриншпун сыграл десяток сольных концертов. Заведовал кафедрой специального фортепиано в Дальневосточном институте искусств, там же завершил обучение на режиссерском факультете, став театральным режиссером. Возглавлял музыкальные театры в городах: Воронеже, Магадане, Хабаровске, Одессе. Поставил множество спектаклей - оперы, мюзиклы, оперетты, драмы+ Создал в Одессе свой муниципальный шоу-театр «Ришелье».
  

У НЕГО ВСЕ ИГРАЛИ ГЕНИАЛЬНО

 Когда в театре появляется остроумный интеллектуал, человек энциклопедических знаний, интуиции и чутья, только тогда Театр и начинается. Обаяние Юлия Гриншпуна было завораживающим, под которое в равной степени попадали и мужчины, и женщины. Он знал, каким должен быть современный театр музыкальной комедии. Его убеждения действовали на нас магически.

Человеку, с такой ошеломляющей харизмой, невозможно сопротивляться. Артисты быстро почувствовали вкус к его режиссерской магии, порой ориентируясь в ней чисто интуитивно. Это потребовало колоссального напряжения, чувств, эмоций. Все, что касалось музыки, в его интерпретации было бесспорным. Но я никогда не сталкивалась с таким вкусом к сценическому слову, с таким вниманием к интонации, букве, даже междометию. У него все играли гениально и к каждому артисту у него был свой ключ. Репетиции с Гриншпуном напоминали собрание тайного общества или ордена. И не дай Бог, чтобы что-то отвлекало от таинственного акта преображения человека-артиста в человека-роль. Он умел привести исполнителя в состояние сильнейшего нервоного перевозбуждения, задействовать зону подсознания. До самой премьеры, до последней минуты перед выходом на сцену, он снова и снова настраивал артиста перед игрой. 
  

ПО-ИНОМУ ОН НЕ МОГ

 В жизни Юлия Гриншпуна главным было только одно - театр. Он совершенно искренне не понимал, как может человек заниматься чем-то еще. Такова была генетика этого человека. Все общения, все погружения в жизнь происходили у него исключительно через театр. Мне иногда кажется, что он появился из ребра Мейерхольда: ничего важнее художественной идеи для Гриншпуна не было. Это неповторимые личности, которые так дышат, живут, веруют и по-иному - не могут. Юлий Гриншпун был стержнем всей труппы, очень строгим и требовательным. И артисты остерегались делать ошибки при нем. Все, как бы внутренне, подтягивались. Он был «культурой» актерской команды во всех отношениях и все боялись сфальшивить. Никто не выкаблучивался, не выпячивался, не звездился. Вот эта студийная атмосфера «посвященных» не забудется никогда.
 

 ЭТО СОСТОЯНИЕ НЕ ПЕРЕДАТЬ 

Спектакли Гриншпуна. Вместе с ними на сцену не входила, а врывалась вся его жизнь: яркая, избранная, порой мужественная, веселая, расточительная. Он был просто пронизан юмором жизни, замечал его и не упускал, поэтому и слыл человеком огромных возможностей, свободного полета мысли и фантазии. Обряжать унылую обыденность в карнавальные одежды юмора - удел избранных. Он высоко поднял планку интеллектуального разговора со зрителем, не считаясь с обывательскими представлениями о понятности и доступности. Зрители всех возрастов и профессий не только Хабаровск, но и всей страны признательны ему за это. Потому что тем самым становились теми, «кто понимает».
 

 ТАКАЯ ВСТРЕЧА БЫВАЕТ РАЗ В СТО ЛЕТ 

Мы словно вступили на неизведанный материк. Для встречи с новой культурой, с особой манерой творчества, с другим уровнем юмора, интеллекта. Такая встреча с человеком, специальным человеком к театру, ко времени, бывает раз в сто лет. Мы жили как будто в другом измерении: наполнено, жадно, интересно. Каждый его спектакль вызывал острые споры, дискуссии, столкновение мнений. Он был вечно в движении, вечно переполнен идеями. Это неповторимые личности, которые так дышат, живут, веруют и по-иному не могут.
  

ОБЯЗАТЕЛЬНО ВМЕСТЕ, КОМАНДОЙ 

В перерывах между репетициями он был доступен, но всегда держал дистанцию - не любил панибратства. Любил шутить, любил острое, а порой крепкое слово. Ему была чужда любая поза, его стиль - чувство меры. Не забыть его уникальных капустников - веселых, озорных, остроумных, где он становился «праздником для всех». Обязательно вместе, командой. Он подчеркивал: «Работать и отдыхать нужно всегда с хорошей компанией».  

КАК РАДОСТНО, ЧТО ЭТО БЫЛО 

Он постоянно что-нибудь терял. Особенно варежки. Ему их пришивали, как ребенку, на веревочку с двух сторон - это было так трогательно. Обычно он ходил в любую погоду в своих тонких, изящных башмачках (э это при больных ногах). Мы его уговаривали: «Одевайтесь теплее». А он упрямо отвечал: «Нет». С теми, кого он любил, был мудрым и родным. Обожал розыгрыши. Что бы он ни делал, где бы ни появлялся, всегда был остроумным, ехидным, веселым, незабываемым. Ему нравился призыв Станиславского: «Выше, проще, легче, веселее». Ему было хорошо с теми, у кого была эта легкость.

     Блистательный человек. Пучок импульсов сильной персоны, определенный магнетизм, излучение. Таинственная смесь ума, темперамента, обаяния, агрессивности, юмора. Неповторимости.

     2009 г.

     Тамара Бабурова, зав.литературной частью музыкального театра

http://www.slovoart.ru/node/15

 Спектакли, созданные Мастером в Хабаровском театре музыкальной комедии (ныне музыкальном театре):
 

Ж. Оффенбах "Жюстина Фавар " 1982

А. Мажуков "Ерофей Хабаров" 1983

А. Колкер "Последняя любовь Насреддина" 1983

Г. Гладков "Женитьба гусара" 1983

Ж. Оффенбах "Герцогиня Герольштейнская" 1984

Ф. Лоу "Камелот" 1984

И. Кальман "Принцесса цирка" 1984

В. Соловьев-Седой "Восемнадцать лет" 1985

Б. Александров "Свадьба в Малиновке" 1985

М. Самойлов "Легкая жизнь" 1985

В. Илюшин, Л. Иванова "Доходное место" 1986

Н. Никитин "Играем Зощенко" 1986

Ш. Лекок "Жирофле-Жирофля" 1987

Ф. Лоу "Моя прекрасная леди" 1995

И. Кальман "Марица" 1995

М. Новак "Мафиози" 1996

Ю. Гриншпун "И я была девушкой юной" 1996

А. Стрельников "Холопка" 1997

Ж. Оффенбах "Парижская жизнь"1997

Ю. Гриншпун "Любви все рыцари покорны" 1998

Ю. Гриншпун "Любовь и разлука" 1998

И. Штраус. "Цыганский барон" 1998

А.Журбин "Пенелопа" 1999 (работа не завершена)

 
Версия сайта для слабовидящих
Обычная версия сайта
 
Яндекс.Метрика
Наверх